Анохин Петр Кузьмич

Анохин Петр Кузьмич
(26.01.1898 - 05.03.1974)

П.К. Анохин - ученик и последователь академика И.П. Павлова, доктор медицинских наук, профессор, академик АН и АМН СССР, лауреат Государственной премии. Заведовал кафедрой нормальной физиологии ГМИ (1930-1934). Родоначальник нижегородской физиологической школы.

Петр Кузьмич Анохин родился 14 (27) января 1898 г. в Царицыне (ныне Волгоград) Саратовской губернии в семье железнодорожного рабочего, которая проживала в беднейшей части города, именовавшейся «Оврагом», в бревенчатом домишке.

Окончив высшее начальное училище, Петр Анохин в 1914 г. сдал экстерном экзамен за 6 классов реального училища и в следующем году поступил в землемерно-агрономическое училище в Новочеркасске.

Студенческие годы П. Анохина по времени совпали со сложнейшими, яркими политическими событиями в истории нашей страны. Революцию он принял как борьбу за справедливость. Революционная круговерть подхватила юношу и с головой окунула в круговорот Гражданской войны. П.К. Анохин участвовал в установлении советской власти на Дону, работал комиссаром по печати в Новочеркасске, редактором газеты «Красный Дон», однако очень скоро он осознал свое истинное предназначение.

В 1921 г. П.К. Анохин поступил в Петроградский государственный институт медицинских знаний (бывший Психоневрологический институт, созданный В.М. Бехтеревым), который окончил в 1926 г.

Надо сказать, что, будучи студентом первого курса П.К. Анохин почувствовал тягу к научно-исследовательской деятельности. Профессор В.М. Бехтерев навсегда заронил в душу молодого ученого интерес к проблемам изучения мозга и психики человека. В результате он пишет научную работу «Влияние мажорных и минорных комбинаций звуков на возбуждение и торможение в коре головного мозга», но в дальнейшем избирает другой путь. Ему интересны эксперименты с животными, с мозгом.

Такие возможности давала работа у академика И.П. Павлова. Их встреча состоялась в 1922 г. В лаборатории Военно-медицинской академии под руководством И.П. Павлова Анохин выполнил ряд работ по физиологии высшей нервной деятельности.

В 1926 г. П.К. Анохин был избран по конкурсу старшим ассистентом кафедры физиологии Ленинградского зоотехнического института. Там он получил хорошую методическую подготовку у представителей физиологической школы Н.Е. Введенского профессоров Ф.Е. Тура, Ю.М. Уфлянда, в результате выполнил интересную и оригинальную по замыслу работу по слюнной железе. В 1929 г. молодой исследователь на этой же кафедре получил самостоятельный доцентский курс.

В 1930 г. П.К. Анохин по рекомендации академика И.П. Павлова был принят в только что созданный Нижегородском медицинском институт. Ему поручается организация кафедры нормальной физиологии. Петр Кузьмич становится первым заведующим этой кафедрой.

Прибывший в институт молодой профессор сразу же стал популярной личностью. Его блестящие по стилю и глубокие по содержанию лекции легко запоминались. Способность остро ставить вопросы и по-деловому обсуждать их, эрудиция в сочетании с живым темпераментом — все это буквально зажигало сотрудников и студентов.

С приходом нового профессора в наш институт заметно оживилась работа научного студенческого кружка. В скором времени вокруг него сплотилась группа молодых людей, которые составили ядро его будущей школы и в дальнейшем стали его сподвижниками в науке.

На первом этапе своей деятельности в Горьковском медицинском институте П.К. Анохин предложил новую секреторно-двигательную методику. Среди работ этого периода, начатых в 1931 г., были исследования проблемы взаимоотношения центра и периферии нервной деятельности. В результате ученый пришел к выводу, что нервная система осуществляет свою интегративную деятельность не только по структурному, но и по специфически функциональному принципу.

Необходимо отметить, что центральной проблемой научных исследований профессора была разработка теории функциональных систем организма, которой он занимался с 1930 г.

Итогом работы коллектива, возглавляемого П.К. Анохиным, явился выход в свет в 1935 г. сборника работ «Проблема центра и периферии в физиологии нервной деятельности», в котором впервые было сформулировано понятие функциональной системы как динамической морфофункциональной организации взаимодействующих компонентов, обеспечивающих полезный для организма приспособительный эффект. Формулировкой обратной афферентации по сути дела был завоеван приоритет нашей страны в физиологической кибернетике, что намного опередило рождение кибернетического направления в целом.

Широкое изучение функциональных систем организма привело профессора П.К. Анохина к формулировке оригинальных представлений о системной организации целостных приспособлений функций организма. Она явилась дальнейшим творческим развитием рефлекторной терапии, позволив раскрыть схему приспособительной деятельности, введя в нее новые понятия, такие как результат деятельности, акцептор результата действия, обратная афферентация о результате и др.

Изучение механизмов созревания функциональных систем в периоде онтогенетического развития функций привело ученого к формулировке нового принципа развития — системогенеза. Сущность теории системогенеза заключается в том, что к моменту рождения животных и человека в первую очередь созревают гетерохронно и избирательно те функциональные системы, которые обеспечивают выживание новорожденного сразу после рождения.

В дальнейшем использование теории функциональной системы в условиях патологии привело П.К. Анохина к разработке теории компенсации нарушенных функций. Основные восемь принципов этой теории широко применяются сейчас в практической медицине и физиологии.

На основании теории функциональной системы впервые в физиологии и патологии были вскрыты механизмы компенсаторных приспособлений в функциональной системе дыхания при тотальной резекции легкого у человека.

Кафедра нормальной физиологии уже в 1932 г. стала филиалом Всесоюзного института экспериментальной медицины (ВИЭМ), где профессор П.К. Анохин стал заведовать отделом общей физиологии высшей нервной деятельности.

В 1934 г. профессор Анохин вместе с филиалом был переведен в Москву, где ученый продолжил свои исследования, но еще в 1935 г. он приезжал в г. Горький, читал лекции, принимал участие в обсуждении научных вопросов.

В Москве была окончательно разработана структура ВИЭМ в составе 28 отделов, не считая филиалов. Профессор П.К. Анохин стал руководить отделом общей физиологии нервной деятельности.*

В 1938 г. вместе с Н.Н. Бурденко Анохин организовал и возглавил физиологический сектор в Институте нейрохирургии, которым руководил до 1945 г.

В годы Великой Отечественной войны Петр Кузьмич работал физиологом-нейрохирургом, являлся научным руководителем ряда крупных госпиталей. Самостоятельно оперировал раненых с травмами периферической нервной системы и достиг в этом направлении таких успехов, что его операции демонстрировали в качестве показательных с целью обучения хирургов правильно работать с нейротравмой.

Большое значение для практической медицины, и особенно для нейрохирургии, имели его многочисленные научные работы военного времени, такие как «Трансплантация нервов (о замещении дефектов нерва после ранения)», «Хирургическое лечение больших дефектов нерва», «Пластика нервов при военной травме периферической нервной системы» и др.

Сам подход к проблеме трансплантации, пластики определил, по существу, стратегические направления развития хирургии второй половины ХХ века.

В 1942 г. П.К. Анохин был избиран профессором биологического факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

В 1944 г. с его непосредственным участием была организована Академия медицинских наук СССР. П.К. Анохин стал ее действительным членом (1945 г.). С 1949 г.- он директор Института физиологии АМН СССР.

Летом 1950 г. разразилась печально известная Павловская сессия (никакая не научная, а политически запрограммированная), которая отбросила назад науку и практику биомедицины на десятилетия, дискредитируя во всем мире имя великого И.П. Павлова.

Это мероприятие было разыграно по сценарию «черной» сессии ВАСХНИЛ 1948 г. Это произошло под протекторатом «отца народов» В.И. Сталина. Были соответствующие выдвиженцы-исполнители, которые затем взяли монополию в науке. И.П. Павлов был ими представлен как светлый и застывший лик, шаг вправо или влево от его учения — гибель. Все, кто действительно развивали это учение — П.К. Анохин, Л.А. Орбели, И.С. Бериташвили, А.Д. Сперанский и многие другие — были дискредитированы, лишены возможности полноценной научно-исследовательской и педагогической деятельности и сняты с должностей (в лучшем случае). Так, например П.К. Анохин был отстранен от всех должностей и смог найти работу только в Рязани, заняв должность заведующего кафедрой нормальной физиологии в медицинском институте.

Политическая ситуация побудила Петра Кузьмича опубликовать в 1952 г. в физиологическом журнале статью «О принципиальной сущности моих ошибок в развитии учения И.П. Павлова и о путях их преодоления». Позже он писал, что диалектический материализм способен предупредить ошибочное отклонение ученого в его работе «непреодолимое для нас с идеологической точки зрения». Таким образом, Петр Кузьмич хотел жить и работать, а для этого лучше быть конформистом, а не убиенным борцом.

Разгон физиологии не был столь губителен, как генетики, и после смерти вождя все начало возвращаться на круги своя.

Уже в 1953 г. П.К. Анохин начал заведовать кафедрой высшей нервной деятельности Центрального института усовершенствования врачей, а в 1955 г. он возглавил кафедру нормальной физиологии I Московского медицинского института им. И.М. Сеченова.

С 1958 г. П.К. Анохин одновременно заведовал отделом нейрофизиологии Института нормальной и патологической физиологии АМН СССР, в 1966 г. был вновь избран действительным членом Академии наук СССР.

Академиком П.К. Анохиным было опубликовано 260 научных трудов, из которых 9 монографий. Его научный труд «Биология и нейрофизиология условного рефлекса», изданный в 1972 г. был удостоен Ленинской премии.

Ученый создал теорию функциональных систем организма как замкнутого циклического образования с наличием обратной информации о результате их действия. Им были определены узловые механизмы функциональной системы: афферентный синтез, принятие решения, акцептор результатов действия. Результат действия, обратная афференция.

П.К. Анохин выдвинул предположение, что эмоции и мотивация являются обязательными компонентами функциональной системы, составляя весте с обстановочной и пусковой афференциями основу для афферентного синтеза (1966—1968).

Сформулированное ученым определение функциональной системы как замкнутой саморегулирующейся организации, все компоненты которой взаимодействуют достижению полезного для организма результата с постоянной сигнализацией о результате действия, дало приоритет нашей стране в физиологической кибернетике.

Во время посещения лаборатории П.К. Анохина в 1960 г основоположник кибернетики Норберт Винер признал, что исследования коллектива в области физиологической кибернетики намного опередили зарождение этого научного направления в других отраслях науки.

П.К. Анохин разработал секреторно-двигательную методику условных рефлексов (1932), ввел изучение вегетативных компонентов условного рефлекса как необходимого критерия состояния животного, дал новую трактовку механизма формирования внутреннего торможения (1935-1958), выяснил основную функцию лобных долей в целенаправленной деятельности (1949). Ученый одним из первых в Советском Союзе применил электроэнцефалографическую технику для анализа условно-рефлекторных реакций и тонкую электрофизиологическую методику для анализа закономерностей распространения возбуждений различной модальности по

афферентному нерву. П.К. Анохин установил специфический системный характер восходящих активаций коры мозга при реакциях различного биологического качества (1956—1962), выдвинул новое представление о природе и составе вызванного потенциала (1960—1964).

Сформулированные П.К. Анохиным принципы компенсации нарушенных функций широко используются в клинике для управления нейрореабилитационными процессами в неврологии и нейрохирургии.

П.К. Анохин уточнил механизмы приспособления и сопротивления организма в экстремальных условиях и выяснил ряд вопросов патогенеза нейрогенной формы гипертонической болезни (1960).

В 1968 г. ученый был награжден золотой медалью имени И.П. Павлова за серию блистательных работ по физиологии центральной нервной системы, за разработку нового направления нейрофизиологии — системного подхода функциональной организации мозга. В США на конгрессе физиологов он выступил с блестящим докладом «Конвергенция возбуждений на нейроне как основа интегративной деятельности мозга».

Эта идея конвергенции и интеграции различных рефлекторных путей сродни закону о доминанте А.А. Ухтомского.

Таким образом, П.К. Анохин стоял на основах таких гигантов, как И.П. Павлов, В.М. Бехтерев и А.А. Ухтомский.

Следует также отметить, что научные труды академика П.К. Анохина отличаются не только огромным количеством совершенно новых оригинальных фактов и методов исследования, но и смелостью высказываемых суждений. Он чутко реагировал на все новое, а дар предвидения позволил ему предсказывать наиболее плодотворные пути развития физиологии центральной нервной системы.

П.К. Анохиным создана большая научная школа, широко известная как у нас в стране, так и за рубежом. Под его руководством выполнено 25 докторских и 180 кандидатских диссертаций.

В разные периоды жизни он являлся членом Ученого медицинского совета Наркомата здравоохранения, членом Президиума АМН СССР, редактором физиологического отдела Большой медицинской энциклопедии, членом редколлегии «Физиологического журнала СССР имени И.М. Сеченова и др.

Личность академика Анохина привлекала к нему коллег и учеников, которым импонировали человеческие качества ученого: честность, доброта, внимание к людям. Петру Кузьмичу были чужды снобизм и высокомерие. Конечно, он далеко не всех пускал в свой внутренний мир, но тот, кто удостаивался этой чести, поражался духовному богатству, тонкости его натуры.

Так, по воспоминаниям и рассказам тех, кто с ним работал, Анохин-ученый обладал удивительным чувством целого, умением отделить существенное от второстепенного, ему было присуще «дисциплинированное воображение». Как и подобает истинному ученому, он умел дарить идеи без скудоумного опасения за их приоритет, никогда не стремился поставить свою фамилию с автором работы, которой он руководил. П.К. Анохин был прекрасным педагогом. Лекции читал ярко, размашисто, увлекая слушателей логикой и воображением.

Творческую жизнь Петра Кузьмича можно охарактеризовать как яркий пример содружества теории с практикой, эксперимента с клиникой. Он сотрудничал и с Н.Н. Бурденко, изучая травмы периферической нервной системы, и с А.В. Вишневским, разрабатывая физиологические аспекты анестезии и постпульмонэктомического синдрома.

П.К. Анохин дружил и с иностранными учеными, широко цитировал их еще в те годы, когда это называлось низкопоклонством и космополитизмом.

До последних дней жизни Анохин работал до 10—12 часов вечера, летние отпуска сокращал до минимума и никогда их не использовал полностью.

Петр Кузьмич объединял людей, наводил мосты между научными школами разных городов. «Он стоял на Шарике», — так говорил Н.И. Вавилов о стратегии поведения настоящего Ученого.

Небезынтересно знать, что академик П.К. Анохин не прерывал связи с нашим городом, в частности, с медицинским институтом: присылал телеграммы к юбилеям института, проводил встречи с коллегами кафедры нормальной физиологии (на кафедре нормальной физиологии и в музее НГМА бережно хранятся фотографии этих встреч).

29 июня 1978 г. на фасаде Главного здания Горьковского медицинского института была открыта мемориальная доска с барельефом академика АН и АМН СССР, лауреата Ленинской премии, основателя кафедры нормальной физиологии ГМИ Петра Кузьмича Анохина.